Category: медицина

Музыка... Сергей Трофимов "Родина".





* * *
Золотые маковки церквей над рекою.
Земляника спелая с парным молоком...
Я бегу по скошенной траве, а надо мною
Небо голубое высоко...
Я ещё девчонка лет пяти,
И радость моя поёт, и счастье моё летит...

Бабушкины сказки про Любовь и Отвагу,
Где Добро и Правда белый свет берегут.
Дедовы медали «За Берлин» и «За Прагу»
И весенний праздничный салют...
Знаю, что все вместе мы – Народ!
И счастье моё летит, и радость моя поёт.

Это всё моё родное, это где-то в глубине.
Это самое святое, что осталось во мне.
Это нас хранит и лечит, как Господня Благодать.
Это то, что не купить и не отнять.

Время равнодушное пройдёт по округе,
Вычеркнув родные для меня адреса.
Мы познаем прибыль и расчет, но друг в друге
Перестанем видеть небеса...
И когда мне станет тяжело,
Я снова скажу себе, всем временам назло...

Это всё моё родное, это где-то в глубине.
Это самое святое, что осталось во мне.
Это нас хранит и лечит, как Господня Благодать.
Это то, что не купить и не отнять.

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Один из лучших тестов на Альцгеймер

...Этот тест считается одним из лучших в ряду тестов на Альцгеймер. Желательно внимательно прочитать весь текст, до конца. Не торопитесь, найдите закономерность и тогда на второй-третий раз вы просто глазами проглотите текст. Таково свойство здорового мозга. Итак,
1675269_760x500 (558x500, 68Kb)
Alzheimer- (700x406, 95Kb)

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Выписки из книг: Анатолий Мариенгоф "Мой век, моя молодость, мои друзья и подруги".

"... - Толя, а какая любовь самая большая?
- Последняя.
- Почему?
- Потому, Тонечка, что всякая настоящая любовь кажется нам последней."

"...Когда к Петру Петровичу приходил пациент с больным сердцем и спрашивал: "Доктор, а коньячок-то небось мне теперь пить нельзя?.. И курить небось - ни-ни?.. И насчет дамочек..."

- Петр Петрович обычно клал такому пациенту на плечо свою костистую руку и внушительно поучал: "Самое вредное для вас, дорогой мой, это слово "нельзя" и слово "ни-ни". А все остальное - Бог простит... И я вслед за ним".
62461528_1 (479x699, 64Kb)

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Выписки из книг: Л.Н.Толстой "Война и мир".

"... не может быть известна ни одна болезнь, которой одержим живой человек: ибо каждый живой человек имеет свои особенности и всегда имеет особенную и свою новую, сложную, неизвестную медицине болезнь.

Не болезнь легких, печени, кожи, сердца, нервов и т.д., записанных в медицине, но болезнь, состоящую из одного из бесчисленных соединений в страданиях этих органов".

"...Врачи были полезны не потому, что заставляли проглатывать больную большей частью вредные вещества (вред этот был мало чувствителен, потому что вредные вещества давались в малом количестве), но они полезны, необходимы, неизбежны были (причина - почему всегда есть и будут мнимые излечители, ворожеи, гомеопаты и аллопаты) потому, что они удовлетворяли нравственной потребности больной и людей любящих больную".
===
... ой, и я так думала, еще до прочтения этой цитаты... Но перед хирургами преклоняюсь... Их "заповеди": разрежим - посмотрим, посмотрим - решим!...)))
1= (400x511, 55Kb)

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Дмитрий Мережковский

* * *
Ослепительная снежность,
Усыпительная нежность,
Безнадежность, безмятежность —
И бело, бело, бело.
Сердце бедное забыло
Всё, что будет, всё, что было,
Чем страдало, что любило —
Всё прошло, прошло, прошло.

Всё уснуло, замолчало,
Где конец и где начало,
Я не знаю,— укачало,
Сани легкие скользят,
И лечу, лечу без цели,
Как в гробу иль в колыбели,
Сплю, и ласковые ели
Сон мой чуткий сторожат.

Я молюсь или играю,
Я живу иль умираю,
Я не знаю, я не знаю,
Только тихо стынет кровь.
И бело, бело безбрежно,
Усыпительно и нежно,
Безмятежно, безнадежно,
Как последняя любовь!
===
Художник: И.Э.Грабарь
грабарь и. (650x495, 138Kb)
и-грабарь (650x497, 192Kb)
иг.грабарь (650x556, 232Kb)
игорь гоабарь (650x663, 351Kb)

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Мои тетради... - Леонид Зорин "Тень слова".

«...И сам не пойму, отчего постоянно тянуло меня закрепить, обозначить – фразой, стишком, дневниковой записью, - увиденное или испытанное. Это бессонная лихоманка, в чем-то оскопившая жизнь, с годами и стала её содержанием.

Странная и смешная привычка! Нет, не привычка, уже инстинкт. Как в молодости я приспосабливался сбегать от своих огорчений в сон – заспать беду, вернейшее средство! – так с еще более юных лет я открыл и другое сильнодействующее! – немедленно записать свою боль. В сущности, оба эти лекарства не отличаются одно от другого – та же спасительная потусторонность, обманчиво преломленная жизнь – либо смягченная и невнятная, либо сгустившаяся до катастрофы."
===
Художник: Александр Котугин
 (401x501, 61Kb)

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Выписки из книг: Ямамото Цунетомо «Хагакурэ»

"…в последние пятьдесят лет пульс мужчин стал таким же, как пульс женщин. Заметив это, я применил одно женское лекарство при лечении мужчин и обнаружил, что оно помогает. Когда же я попробовал применить мужское лекарство для женщин, я не заметил улучшения.

Тогда я понял, что дух мужчин ослабевает. Они стали подобны женщинам и приблизился конец света."
===
Художница: Маргарет Макгрегор Ангус
Маргарет Макгрегор (700x590, 171Kb)

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Агриппа Д*Обинье (1552-1630) (Интересно, выкладываю в очередной раз))

...Эти стихи можно читать на разные лады: и как два трехстопных восмистишья и как одно шестистопное. Трехстопные между собой не связаны - это отдельные стихотворения, где оплакиваются горести любящих. Но если их соединить, получится стихотворение противоположного смысла, воспевающее счастье любящих.
* * *
Чей здравый смысл угас,--------------- бежит любовных нег,
Тот не боится мук,------------------------кого прельщает воля,
Мой друг, любовь для нас-------------- завиднящая доля -
Несчастье и недуг.------------------------любви не знать вовек.
Отрада всех отрад-------------------------ну, это ль не напасть?
Удел стократ благой-----------------------в любовный плен попасть
Хранить сердечный хлад.----------------что лечь живым в гробницу.

Переводчик: Эльга Линецкая.
Agrippad'Aubigné (600x584, 121Kb)

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

))

...Врачи приписали кототерапию от гипертонии, а хлебушко то с иолочком и сметанкой надо прикупить, вот и отправились, без отрыва от лечения))

732 (573x700, 121Kb)

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Имени автора этого рассказа не знаю... (к огромному сожалению).

...Перечитала сейчас и опять горло перехватило... Пока такие дети есть у нас, Россию никому не одолеть!
===
"...Я вхожу в ординаторскую, сажусь в кресло, вытягиваю ноги, прикрываю глаза.
- Первый год?
- Что? — я вздрагиваю, привстаю. В ординаторской был полумрак, я не заметил, что здесь есть кто-то ещё.
- Первый год работаете? — тучный мужчина располагается на диване в дальнем углу комнаты. — Просто я вижу, зашёл молодой врач, усталый и слишком взволнованный одновременно.

- Извините, но посторонним здесь находится нельзя.
- Прошу прощения. Но я не совсем посторонний. Я работал здесь почти 30 лет. Хирургом. Детским. Два года на пенсии. Зашёл навестить коллегу, Павла Александровича. Вы его должны знать, он тут главврач.

Мужчина подходит ко мне. — Василий Игоревич.
— Сергей … Сергей Владимирович, — обмениваемся рукопожатием. Пальцы у него тонкие, но рука твёрдая.
— Я уже шёл на выход, но проходя мимо «родной» ординаторской не удержался и заглянул. Этому дивану лет 10 точно! Сколько ночей на нём провёл на дежурствах. Только присел, а тут вы. Дышит тяжеловато, на кресло прямо свалился. Ну, думаю, — новичок!

— Я третью неделю здесь, после ординатуры. Детская больница скорой помощи — самый отчаянный выбор. Знаете, все эти травмы у детей… кажется никогда не привыкну. Хотя коллеги, уверяют, что уже через пару месяцев не буду реагировать на крики и плач, «обрасту чешуей». Но если не получится, попрошусь во «взрослую» клинику.

Василий Игоревич слегка улыбается, смотрит в глаза. — Я надеюсь, что не обрастёте и останетесь здесь. Ни разу в своей жизни я не пожалел, что стал именно детским хирургом. Наша профессия позволяет познать человека как никакая другая. Могу с уверенностью сказать, что всё самое настоящее встречается именно в детях. Страх, боль, отчаяние, смелость, мужество и любовь.

Василий Игоревич молчит несколько секунд, хмурится, рассказывает:
Лет 15 назад, ночью забегает сюда в ординаторскую сестра из приёмного покоя. — Автодорожка! Пациент тяжелый во второй операционной!

Прибежал, бригада уже собралась, на столе девочка лет шести. Пока одевался и стерилизовался, узнал подробности. В машине была семья из четырех человек. Отец, мать и двое детей: близнецы мальчик и девочка. Больше всех пострадала девочка: удар пришёлся в область правой задней дверцы, там где находился ребёнок. Мать, отец и её брат почти не пострадали — царапины и гематомы. Им помощь оказали на месте. У девочки переломы, тупые травмы, рваные раны и большая потеря крови.

Через пару минут приходит анализ крови, и вмести с ним известие, что именно третьей положительной у нас сейчас нет. Вопрос критический — девочка «тяжелая», счет на минуты. Срочно сделали анализ крови родителей. У отца — вторая, у матери — четвёртая. Вспомнили про брата-близнеца, у него, конечно, третья.

Они сидели на скамейке в приёмном покое. Мать — вся в слезах, отец бледный, мальчик — с отчаянием в глазах. Его одежда была вся перепачкана кровью сестры. Я подошёл к нему, присел так, чтобы наши глаза были на одном уровне.

— Твоя сестричка сильно пострадала, — сказал я.
— Да, я знаю, — мальчик всхлипывал и потирал глаза кулачком. — Когда мы врезались, она сильно ударилась. Я держал её на коленях, она плакала, потом перестала и уснула.
— Ты хочешь её спасти? Тогда мы должны взять у тебя кровь для неё.

Он перестал плакать, посмотрел вокруг, размышляя, тяжело задышал и кивнул. Я подозвал жестом медсестру.— Это тетя Света. Она отведёт тебя в процедурный кабинет и возьмет кровь. Тетя Света очень хорошо умеет это делать, будет совсем не больно.

— Хорошо. — мальчик глубоко вздохнул и потянулся к матери. — Я люблю тебя, мам! Ты самая лучшая! — Затем, к отцу — И тебя папа, люблю. Спасибо за велосипед.

Света увела его в процедурную, а я побежал во вторую операционную.
После операции, когда девочку уже перевели в реанимацию, возвращался в ординаторскую. Заметил, что наш маленький герой лежит на кушетке в процедурной под одеялом. Света оставила его отдохнуть после забора крови. Я подошёл к нему.

— Где Катя? — спросил мальчик.
— Она спит. С ней всё будет хорошо. Ты спас её.
— А когда я умру?
— Ну… очень не скоро, когда будешь совсем старенький.

Василий Игоревич произносит последнюю фразу с дрожью в голосе. Молчит минуту. — Вижу, Сергей Владимирович, вы не очень поняли, что особенного тогда произошло. Я тоже осознал не сразу. Несколько часов мучили сомнения, и потом осенило.

Много лет прошло, а у меня до сих пор мурашки каждый раз, как я вспоминаю этот день. Мальчик думал, что умрет после того как у него «возьмут кровь». Поэтому он прощался с родителями. Скажете, детская наивность? Ну и что? Он на все сто был уверен в том, что погибнет. Он реально жертвовал жизнью ради сестры.

Понимаете, какой подвиг он совершил? Самый настоящий. И никто не заметил. Оставайтесь здесь работать, Сергей Владимирович. Временами будет тяжело, но вы никогда не пожалеете.
===
Художник: Anjos Nancy
1 (700x619, 54Kb)

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru