Category: кино

Александр Халдей: "Почему не поплыл "Одесский пароход""


Под Новый год анонс новой кинокомедии "Одесский пароход", снятой режиссёром Сергеем Урсуляком по мотивам произведений Михаила Жванецкого, разогнал ожидания публики до невероятной высоты. И сам режиссёр по фильму "Ликвидация" известен как мастер подачи одесской фактуры, и состав артистов звёздный и по тому же фильму известный, и автор интермедий и текстов давно стал живым классиком. Всё это давало основания для больших надежд и создавало интригу.

Однако судя по откликам, фильм не удался и вызвал разочарование. После серии искрометных и динамичных советских комедий, сделанных в условиях "тоталитарной совковой цензуры", снятый в условиях вольной воли фильм оказался банановой коркой, на которой поскользнулись создатели и воплотители. Фильм получился откровенно натужный и вызывающий скорее зубную боль, чем сочувствие и смех.

Понятно, авторы ставили задачу воплотить мягкий лиризм и ностальгию по добрым наивным временам с задачей выполнения идеологического заказа на умеренный, но чётко читаемый антисоветизм. Без этой приправы ни один фильм о советском времени не имеет шанса увидеть свет.

Но проблема в том, что оказалось возможным собрать в кучу массу талантов и всем вместе сделать провальную вещь. Судьба "Ликвидации" или "Иронии судьбы" "Одесскому пароходу" явно не светит. Его не то, что пересматривать не будут - его досмотреть до конца многие не смогли.

Многим не понравился откровенный стёб выросших и получивших бесплатное образование создателей над временем, в котром они состоялись и которое уже не может постоять за себя и упрекнуть во лжи. Сцены с плохой телефонной связью и ЧП в самолёте так явственно не соответствуют реальности того времени, что зритель чувствует себя соучастником чего-то постыдного. Он стесняется смеяться над этими сценами.

На самом деле это сейчас опасно летать на самолётах, а тогда как раз всё было вполне надёжно. Те, кто тогда жил и летал, подтвердят. Система гражданской авиации по уровню квалификации лётного состава и качеству работы техников не вызывала никаких страхов и аэрофобии.

Это сейчас летать - что играть в русскую рулетку. Но авторы не смеются над нынешним временем. Весь их сарказм нацелен туда, в свою советскую молодость и своё прошлое. Зачем? Денег не хватает?

Сцена с телефонным разговором тоже доведена до абсурда ради усиления смеха. У молодых реально возникает впечатление, что "в совке по батареям перестукивались". Да, наверное, были проблемы со связью, сейчас их не меньше, но проблемы эти были довольно редкие, и они были обусловлены тем уровнем технического прогресса, что был во всём мире, а не нашей отсталостью и криворукостью.

Жванецкий сконструировал вымышленную ситуацию, но в кино она стала типажом, обобщением картинки реальности. Все должны были узнать там себя - но почему-то никто не узнал. Положа руку на сердце, телефоны тогда работали вполне нормально.

Сцена с яблоками так сильно переиграна, что из комедии превращается в сцену бытового насилия над ребёнком. Так много там агрессии и так мало мягкого юмора.

Про сцену с участием Михаила Ефремова даже разных мнений не отмечено - все отметили откровенно угнетающее её воздействие и неприязнь к актёру, известному своим бытовым пьянством и своей ненавистью к России во все её исторические времена.

Но даже те сцены, в которых было можно прочесть мягкую иронию и лирику, сняты с разрывами в темпе, с провалами прямо по ходу сюжета. Между репликами - пустоты, сбои темпа, провалы ритма. Нет ощущения единого действия, вместо этого наспех сшитые отдельные фразы и реплики.

Актёрам играть явно тяжело, хотя они так профессиональны, что им, казалось бы, по плечу создавать динамику без монтажных склеек. Не было у них настроя, не было симпатии к героям. Вдохновения не было, как говорили когда-то в СССР.

Отдельной грустью воспринимаются откровенно глумливые сцены с хором, символом советской системы, замшелость и престарелость которой всячески подчёркивали тоскливые и немного свирепые лица поющих. Карикатурность усиливало выпяченное демонстрирование одинаковых орденов - намёк на брежневские атрибуты и возведение этого образа в символ эпохи.

Герои всех сюжетов - какие-то зощенковские типы, провинциальные мещане, либо немного кретины, либо алкоголики, либо аморалы. Весь фон соткан так, что молодняк верит: какое счастье, что они не родились в те кошмарные времена. Если даже современники так их рисуют, радуясь, что они закончились, то как им можно не верить?

Понятно, что пароход одесский, но герои там всесоюзные. Либо тупые нарьянмарцы, либо похотливые кавказцы, либо полукриминальные зубные врачи, либо вечно пьяные пролетарии, либо туповатые руководители. И на этом фоне в толпе маразматичной родни молодые люди пытаются создать своё счастье, безнадёжность которого уже показана на примерах более старших героев.

Лучшей сценой фильма стали заключительные кадры разбора декораций. Вся это квазисоветская реальность - вымысел создателей от начала до конца. Понятно, что хотели показать ностальгию по общему доброму времени. Но ведь только что это время оплевывали с ног до головы, сделав из него карикатуру. Как же нам поверить в симпатию создателей?

Да, нельзя упрекать актёров, что за деньги они способны на любую низость. От актёров нелепо требовать морали. Актёр - это пустая форма, в которую содержание наливает режиссёр. Сегодня он играет героя, завтра злодея. Профессия учит в каждом образе находить отталкивающие и симпатичные черты. Ругать актёра можно лишь за незнание системы Станиславского и неумение перевоплощаться. Моральный облик актёра лучше не трогать, чтобы не разочароваться во всём человечестве.

Но то, что получалось у Жванецкого, не получилось у создателей фильма. Жванецкий мог быть необъективным, но не был злым, а фильм получился необъективным и со злостью. Смех и юмор утратили снисходительность и симпатию к героям и превратились в глумливый лживый стёб. В пасквиль. Система Станиславского не сработала: ничего симпатичного в героях и во времени актёры изобразить не смогли. Они их не любят, что и показали во всей красе, хотя, несомненно, Урсуляк ставил иную задачу.

Да, Жванецкий не случайно молчал в фильме на фоне разбора декораций старой Одессы. Его фигура была не просто грустной - она была трагической. Его Одессу уничтожили не современники, её уничтожил он сам и ему подобные. Те, кто писал, и те, кто смеялся над написанным.

Жванецкий был вместе со страной, в высмеивании которой он так здорово преуспел. Думал, что борется с недостатками, а получается, помог уничтожить свой дом. Который, несомненно, по-своему любил. Он не хотел так, но так получилось. И это уже его личная трагедия.

Будучи человеком умным, он, вероятно, это понимает. Но никогда не скажет вслух. Ибо это означает отречься от самого себя - того, который и стал знаменитым благодаря разрушительной силе своего сатирического таланта. Отречься и покаяться. Но не может этого сделать Михал Михалыч. Не по силам ему. И потому так безнадёжна, так грустна и опустошена его походка, так просителен его взгляд к потомкам. Возможно, я не прав, но мне хочется видеть в этом прощальном взгляде просьбу о прощении.

Откровенная политическая конъюнктура Урсуляка и вовсе убивает его как художника. Эта плакатно-лозунговая мораль в стиле кота Леопольда в финале фильма свидетельствует о вырождении режиссуры до уровня агиток. Фильм делали наспех, веря, что текстовый материал, известный наизусть всей стране, спасёт провалы игры и режиссуры. Не спас. Фильм стал неудачным капустником в исполнении профессиональных, но равнодушных актёров.

"Одесский пароход" не поплыл, он затонул под Новый год как "Титаник" или "Адмирал Нахимов". Ушло время для добрых и талантливых кинокомедий. Пришла эпоха злых и циничных деляг, утративших свой талант в погоне за деньгами, которые не пахнут. Оказалось, бывает, что пахнут - позором и утратой того, что не измеряется в деньгах - любви и уважения. Лучше бы этот фильм не делали.

Впрочем, положительный эффект от этого фильма есть. Это в большинстве своём негативная реакция зрителей. У них осталось ещё в душе что-то святое и просто чувство меры и реальности. Предателей нигде не любят, а когда человек предал самого себя, свою молодость и своё время, то он жалок и ничтожен. Именно об этом говорит фильм "Одесский пароход", и в этом оказалась его главная миссия.

Это единственный пароход, о котором никто не будет жалеть, что он утонул. Туда ему и дорога. А вот нам стоит задуматься о своём спасении.
https://cont.ws/@alex-haldey/1546831

Мои тетради... - фразы из кинофильма.

1== (700x466, 214Kb)
...Не помню из какого это фильма, но в тетради записано, что Ален Делон сказал любимой женщине: "Я верну тебе твои письма, а мои ты сожги", на что она ему ответила: "Главное - не сжечь письма, а забыть, что они были".

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Может, кому интересно: экранизация пьесы А.Н.Островского...

...Еще в школе увлеклась чтением пьес. Почему то некоторым они казались менее интересными для прочтения, чем повести и романы. Но мне повезло, я начала с классических. Особенно мне нравились пьесы А.Н.Островского (перечень любимых драматургов им не ограничился)).

Еще, проживая в Баку, увидела по ТВ две экранизации одной из любимых пьес "Последняя жертва". В первой изумительно играл М.А.Глузский колориткого персонажа Флора Федуловича. Режиссер Петр Тодоровский. Главных героев исполняли актеры Володина и Стриженов, а так же Куравлев и еще и еще.

Во втором варианте, режиссировал уже Михаил Козаков, назван фильм "Попечители", а роль Флора Федуловича играл Юрий Горобец, акцент его увлеченности главной героиней стал совсем другим, тем и интереснее)) Актеры там были просто на подбор. Главный - Олег Янковский, Маркова, Броневой, Коренева, сам Козаков и еще и еще...

Потом видела эту же пьесу с Олегом Табаковым и Зудиной - но это уже совсем не то... Увы...

Вот прилагаю видео двух серий "Попечители", если заинтересуют другие версии, они у меня сохранены.





Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Виктор Мараховский: "Запретить Шварценеггера и Курта Рассела: Россия получает неожиданный козырь".


Вначале — актуальные новости масскультуры. В мировых СМИ обсуждается вопрос о том, что делать с тяжелым наследием Голливуда 1980-х, и удовлетворительного ответа пока не находится. Речь о таких чудовищных фильмах, как "Конан-варвар", "За бортом", "Крокодил Данди" и других.

Например, в центре обсуждения вопрос о том, что делать с образом "мускулистого, натертого маслом мужика, одетого в одни ремешки и с мечом", который бродил по фильмам золотой эры со времен "Конана" 1982 года, периодически рубя врагов и грубо завоевывая женскую благосклонность? И есть ли риск, что в будущем этот глубоко неправильный образ, пропагандирующий "токсичную мужественность", может вернуться к нам?

Для справки: "токсичная мужественность" — это пока не окончательно пустившее у нас корни понятие из мировых интеллектуальных дискурсов. Смысл концепции в следующем: тот факт, что мужчины дерутся друг с другом и пристают к женщинам, базируется не столько на какой-либо биологии, сколько на культе и культуре ядовитой маскулинности, впитанной ими с молоком Шварценеггера в детстве и раннем пубертате.
Научных подтверждений концепции нет, но это и не нужно: вместо подтверждений сегодня в СМИ все чаще фигурирует по разным вопросам "консенсус специалистов".

Так вот. По мнению специалистов, это здоровенный качок Конан-варвар в шортах из шкуры убитого животного воспитал сегодняшних взрослых мужчин в неправильном ключе. Он — и его последователи из полнометражных фильмов и сериалов серии "меча и магии" — навязали нынешним 35-50-летним образ действий, несовместимый с сегодняшней реальностью. Они вырастили их в уверенности, что мужчина должен молча терпеть; что правильный ответ на давление — стать сильным и дать сдачи; что рыдать и жаловаться недостойно; что боль, унижения и прочие виды прописки, которые устраивает нам жизнь, — это ее неотъемлемая часть. Оттуда же нынешние взрослые вынесли несколько снисходительное отношение к женщинам, как к "слабому полу", который нуждается в защите и не всегда знает, чего хочет.

И "проблемны" в этом смысле сейчас не только Конаны. Например, в списках "неприемлемых фильмов 80-х" сегодня активно фигурирует "Крокодил Данди" (из-за сцены, в которой главный герой, незамутненный цивилизацией вольтеровский кандид, пропальпировал в баре трансвестита и под общий хохот заявил: "Глядите, это мужик! Мужик одевается как девица, прикиньте?").
Или романтическая комедия "За бортом", которая попала сразу в несколько черных списков от передовых СМИ. Там, напомним, некий плотник, отец-одиночка четверых детей, подобрал потерявшую память капризную дочь миллиардера и сообщил ей, что она его жена и мать его потомства. Тогда это кино стало хитом и свело по жизни актеров Курта Рассела и Голди Хоун, которым сейчас обоим под 70 и которые продолжают жить в счастливом браке. Но сегодня это "чудовищный сюжет для ужастика", а вовсе не комедия положений. Ибо там обманутая главным героем главная героиня в конце концов находит себя в роли матери-и-жены.
И так далее.

...Что тут стоит отметить.
"Конан-варвар", предварявшийся цитатой Ницше о том, что "все, что нас не убивает, делает нас сильней", и вообще ставший гимном воли и преодоления — конечно, никак не пилится в современную концепцию правильной мужественности. Правильная мужественность издания 2019 года — это, если коротко, вообще не мужественность. Само слово "мужественность" сейчас проблемно — потому что с ним ассоциируется слишком много качеств, которые либо постыдны, либо объявлены "незаконно захваченными мужчинами" в предыдущие, темные времена.

С точки зрения передовых идей — правильный мужчина вообще непонятное существо. От женщин его отличают только вековой гнет вины и огромное количество недостатков, над ликвидацией которых он обязан работать. По сути, ему оставлена одна дозволенная реакция на все вызовы жизни: он может жаловаться куда следует. Например, если его обижают в школе — он должен жаловаться. Если ему предлагают ("потому что ты же мужчина") подвигать шкафы на работе — он должен жаловаться. По поводу того, что делать, если женщина-коллега проявляет к нему настойчивую симпатию, дискуссия пока продолжается. С одной стороны, такой мужчина как бы жертва сексуального преследования. С другой — если он ответит взаимностью, то это будет сексуальное преследование с его стороны, а за это можно вылететь с работы и попасть самому в черные списки сексуальных хищников.

А теперь самое важное.
Фактически мы наблюдаем в режиме стрима, как самая успешная социальная формация конца XX — начала XXI веков входит в период самоотрицания. Причем не какого-нибудь мелкого, стилистического, а вполне фундаментального. В период отрицания собственного Шварца, собственного Рокки, собственного Грязного Гарри, наконец. То есть всей победительно-соревновательной модели, заточенной на "победи или сдохни, пытаясь победить", а заодно на "живи как хочешь и давай жить другим".

Новое поколение, пришедшее на смену этой тонущей в прошлом эпохи, получило обидное название "поколения снежинок". Речь о гражданах разных стран, ощущающих свою уникальную душевную хрупкость (отсюда термин: как известно, снежинки очень хрупки и среди них нет двух одинаковых) и воспринимающих все, что противоречит их уникальным глубоким переживаниям, как "психотравмы" (не спрашивайте, что это такое, — самый подходящий перевод "обидки", но так говорить нельзя, это обесценивает). Кстати, не стоит пытаться искать термин "поколение снежинок" в Википедии: там есть только статья, обличающая этот обидный, консервативный, мужланский и психотравмирующий термин-пейоратив. Идея о том, что он хоть в чем-нибудь справедлив, недопустима: она слишком травмирует.

...Тут нам стоит вспомнить, что именно "Америка 80-х" из голливудского кино тридцать лет назад стала одним из основных инструментов разрушения нашей, травоядно-советской, общественной системы. Мы конца 80-х были искренне влюблены в беззащитных блондинок (шатенок и брюнеток) Голливуда и видели себя на месте крутых мужиков, спасающих их и чемодан с брильянтами.

Так вот: не совсем понятно, чем теперь обновленный, прошедший через #МиТу и прочее самоочищение Голливуд собирается остальной мир завлекать и покорять. Если, например, считать эталонным образцом современного передового масскульта кинофильм-рекордсмен "Мстители: Финал", то перспективы довольно мрачные. Образ летающего миллиардера-нагибателя, Тони Старк, самоликвидировался. Образ фамм-фаталь, Наташа Романов, самоликвидировался. Образ Правильного Мужчины Двадцатого Века, Капитан Америка, — эмигрировал в прошлое. Образ, наиболее близкий к Конану, с которого мы начали, — Тор — растолстел и сбежал в дальний космос бухать и бомжевать. Оставшиеся — Черная Пантера, Черный Капитан Америка, барбадосская Валькирия в роли Тора, инвалид-колдун и Человек-Паук, уже выразивший готовность стать геем, вряд ли очаруют жителей планеты.

Если так пойдет дальше, то у отечественного кино могут открыться внезапные перспективы. Например, оно может начать снимать — на современном техническом уровне — фильмы о мужественности и женственности, которые забанены в передовом мире.Это даст тому, что принято именовать "российской пропагандой", неожиданный козырь.
https://ria.ru/20190730/1556974447.html

Вл.Ходасевич - Нине Берберовой

3 (290x316, 153Kb)2 (290x316, 21Kb)
Примечание Н.Берберовой: "В 1935-1936 годах шел в Париже фильм с Катрин Хэпберн. Она была на меня похожа. Помню, однажды Ходасевич сказал мне:"Вчера были на "Марии Стюарт" и видели твоего двойника. Очень было приятно."

* * *
Нет, не шотландской королевой
Ты умирала для меня:
Иного, памятного дня,
Иного, близкого напева
Ты в сердце оживила след.

Он промелькнул, его уж нет.
Но за минутное господство
Над озаренною душой,
За умиление, за сходство -
Будь счастлива! Господь с тобой.

20 июня 1937, Париж

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru