February 1st, 2020

Субботний кино-хит. «Каждый вечер в одиннадцать» и «Кто поедет в Трускавец?»




Да-да, сегодня, в знак благодарности многочисленным друзьям, которые поздравили меня с днем рождения, представляю в рубрике «Субботний кино-хит» два очаровательных фильма о любви. Это давние киноновеллы.    
Одна – по рассказу азербайжданского писателя Анара Расул оглы Рзаева «Я, ты, он и телефон», опубликованного в свое время в «Литературной газете» и произведшего такое впечатление на читателей, что один из них – драматург Эдвард Радзинский сразу написал сценарий для фильма, который получил название «Каждый вечер в одиннадцать». Да простит меня очаровательная Маргарита Володина, но весь фильм «солирует» обаятельнейший Михаил Ножкин. Они и сыграли две главные роли в этом фильме, который тогда пользовался немалым успехом.






Вторая картина также сделана практически на истории двух человек. Эта кинолента под названием «Кто поедет в Трускавец?» – экранизация известной в 1970-е годы повести Максуда Ибрагимбекова. И опять две главные роли в исполнении Маргариты Тереховой и Александра Кайдановского. И опять любовный дуэт. И опять проникновенный лирический фильм.
Эти любовные дуэты как-то, на мой взгляд, объединили два повествования, превратившиеся в хорошее, если хотите – камерное, кино. Поэтому сегодня предлагаю их Вашему вниманию, дорогие друзья и уважаемые читатели блога.












Омар Хайям

"...Один не разберет, чем пахнут розы,
Другой из горьких трав добудет мёд.
Дай хлеба одному - навек запомнит,
Другому жизнь пожертвуй - не поймёт..."

1 (573x700, 133Kb)

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Из альбома акварелей к роману графа Л.Н. Толстого "Война и мир", 1893 год."

"Поездка Ростовых на святках к Мелюковым". Акварель Н.Н. Каразина.
582180168 (700x578, 347Kb)
"...Выехав на торную , большую дорогу , примасленную полозьями и всю иссеченную следами шипов, видными в свете месяца, лошади сами собой стали натягивать вожжи и прибавлять ходу. Левая пристяжная, загнув голову, прыжками подергивала свои постромки. Коренной раскачивался, поводя ушами, как будто спрашивая: «начинать или рано еще?» – впереди, уже далеко отделившись и звеня удаляющимся густым колокольцом, ясно виднелась на белом снегу черная тройка Захара.

Слышны были из его саней покрикиванье и хохот и голоса наряженных.
– Ну ли вы, разлюбезные, – крикнул Николай, с одной стороны подергивая вожжу и отводя с кнутом pуку. И только по усилившемуся как будто на встречу ветру, и по подергиванью натягивающих и всё прибавляющих скоку пристяжных, заметно было, как шибко полетела тройка. Николай оглянулся назад. С криком и визгом, махая кнутами и заставляя скакать коренных, поспевали другие тройки. Коренной стойко поколыхивался под дугой, не думая сбивать и обещая еще и еще наддать, когда понадобится.
Николай догнал первую тройку. Они съехали с какой то горы, выехали на широко разъезженную дорогу по лугу около реки.

«Где это мы едем?» подумал Николай. – «По косому лугу должно быть. Но нет, это что то новое, чего я никогда не видал. Это не косой луг и не Дёмкина гора, а это Бог знает что такое! Это что то новое и волшебное. Ну, что бы там ни было!» И он, крикнув на лошадей, стал объезжать первую тройку."

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru