February 19th, 2019

Музыка слов... - Фридеберт Туглас "Четвёртое измерение. Тоска по жизни".

"...По обе стороны открывается анфилада музейных залов. Где-то вдали сам по себе заскрипел в тишине паркет, но потом испугался и стих. И чем глубже тишина вокруг, тем больше жизни в этом царстве призраков.

Видения старинных мастеров вновь обретают плоть и кровь. Словно бы шуршание шёлка, шум деревьев, шелест крыльев слышатся в сумрачных комнатах...Где-то - вжик! - выхватили шпагу из ножен, журчит вода, рассекаемая носом лодки, гудит земля под копытами коней...Чей-то вздох, чей-то плач и чей-то громкий хохот...Шёпот любовный, песнь колыбельная, хриплое проклятие...

Это тоска по жизни, давно минувшей. Ещё бы раз вернуться! Ещё раз вспыхнуть огнём жизни и воспылать страстью! Ещё раз испытать минутную радость посреди мертвящей неподвижности вечности!"
===
Художник: Гун Карлис Фридрихович

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Олеся Николаева - "Диалог Души и Мира".

* * *
Являясь в мир, ему говорит душа:
— Посмотри, как я необыкновенна, как хороша!
И всё вокруг оживает от моей красоты,
потому что крепко связаны я и ты.
Моя музыка заливается, и простор поёт.
И всё твоё от моих источников пьёт.

А мир отвечает:
— Ничего в тебе этакого, необычного:
ты — одна из всех:
пуговица на моём кафтане, на блюде моём — орех.
Стоишь себе среди прочих в общем ряду:
как сосна в лесу или трава в саду.

А душа говорит:
— Во мне райский сад, и лукавый змей, и Адам,
я тебе даю имена и прозвища тоже дам.
История твоя, мир, у меня с изнанки — выколото тату.
Читается нараспашку и на лету.

А мир отвечает:
— Ты — нищенка, пятаки собирающая на паперти,
в твои кульки столько ветоши понапихано: детские годы — «тю-тю», «лю-лю»,
и эти картинки с названием непонятным: «Люблю, люблю».

Говорит душа:
— Я слишком богата, и я могу
обладать морями, сидя на берегу,
крутить так и сяк горою, стоя в низине дней,
и на вершине строю город из небесных камней.

А мир отвечает:
— Кладбище — твой удел.
Растут там паслён, да сурепка, да чистотел.
А мёртвые — заперты в темноте могил.
И за ними ещё никто ниоткуда не приходил!
И никто не видал, чтоб сама по себе душа
возле тела бродила, как возле оставленного малыша.

Говорит душа:
— Всё равно — для Творца я дороже всех:
и тебя, мой мир, и иных миров, и эпох, и вех,
и пространства вместе со временем, и культур.
А когда мне твердят обратное — это — чур!

…Потому, мой мир, как ты весь —
из моих костей и составов, в моей крови,
мне не шли вестей, не диктуй уставов, за руки не лови.
Не сули мне грош, не дари мне брошь,
не толкуй мне ложь, — шелестя, шурша.

Потому что ты оттого пригож, оттого хорош,
что душа моя хороша!
===
Художник: Нгуен Дин Данг
28167241_2084857711742185_2955610436057081092_n (700x574, 106Kb)
27973012_2084857815075508_8249697537661474969_n (700x560, 54Kb)

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Иосиф Бродский

* * *
Откуда к нам пришла зима,
не знаешь ты, никто не знает.
Умолкло все. Она сама
холодных губ не разжимает.
Она молчит. Внезапно, вдруг
упорства ты ее не сломишь.
Вот оттого-то каждый звук
зимою ты так жадно ловишь.

Шуршанье ветра о стволы,
шуршанье крыш под облаками,
потом, как сгнившие полы,
скрипящий снег под башмаками,
а после скрип и стук лопат,
и тусклый дым, и гул рассвета...
Но даже тихий снегопад,
откуда он, не даст ответа.

И ты, входя в свой теплый дом,
взбежав к себе, скажи на милость,
не думал ты хоть раз о том,
что где-то здесь она таилась:
в пролете лестничном, в стене,
меж кирпичей, внизу под складом,
а может быть, в реке, на дне,
куда нельзя проникнуть взглядом.

Быть может, там, в ночных дворах,
на чердаках и в пыльных люстрах,
в забитых досками дверях,
в сырых подвалах, в наших чувствах,
в кладовках тех, где свален хлам...
Но видно, ей там тесно было,
она росла по всем углам
и все заполонила.

Должно быть, это просто вздор,
скопленье дум и слов неясных,
она пришла, должно быть, с гор,
спустилась к нам с вершин прекрасных:
там вечный лед, там вечный снег,
там вечный ветер скалы гложет,
туда не всходит человек,
и сам орел взлететь не может.

Должно быть, так. Не все ль равно,
когда поднять ты должен ворот,
но разве это не одно:
в пролете тень и вечный холод?
Меж ними есть союз и связь
и сходство — пусть совсем немое.
Сойдясь вдвоем, соединясь,
им очень просто стать зимою.

Дела, не знавшие родства,
и облака в небесной сини,
предметы все и вещества
и чувства, разные по силе,
стихии жара и воды,
увлекшись внутренней игрою,
дают со временем плоды,
совсем нежданные порою.

Бывает лед сильней огня,
зима — порой длиннее лета,
бывает ночь длиннее дня
и тьма вдвойне сильнее света;
бывает сад громаден, густ,
а вот плодов совсем не снимешь...
Так берегись холодных чувств,
не то, смотри, застынешь.

И люди все, и все дома,
где есть тепло покуда,
произнесут: пришла зима.
Но не поймут откуда.
===
Художник: Евгений Карлович
28166261_2084862081741748_3120531005216187935_n (699x458, 41Kb)

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru