July 6th, 2017

Альберт Эйнштейн про теорию относительности...))

"...Когда молодой человек сидит в обнимку с хорошенькой девушкой, то целый час пролетает как одна минута. Но посадите его на раскаленную плиту, и минута покажется ему часом. Это и есть теория относительности."
5 (619x493, 90Kb)

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Мои тетради... - Эрих Мария Ремарк "Триумфальная арка"

"...Раскаяние - самая бесполезная вещь на свете. Вернуть ничего нельзя. Ничего нельзя исправить. Иначе все мы были бы святыми. Жизнь не имела в виду сделать нас совершенными. Тому, кто совершенен, место в музее."
i (447x700, 71Kb)

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Выписки из книг: Вл.Савченко "Козьма Прутков — инженер"))

"...Если распознающая машина-персептрон на рисунок слона отзывается сигналом "мура", на изображение верблюда тоже "мура" и на портрет видного ученого — опять-таки "мура", это не обязательно означает, что она неисправна. Она может быть, просто философски настроена. "
писатель Вл.Савченко2 (584x531, 86Kb)

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Из тетради Марины Цветаевой - стихи М.Кузьмина.

* * *
"Вы так близки мне,
так родны,
Что будто бы и нелюбимы,
Должно быть так же холодны
В раю друг другу серафимы.

И вольно я вздыхаю вновь,
Я детски верю в совершенство.
Быть может... это не любовь?...
Но так... похоже...
на блаженство!"
===
3= (299x383, 39Kb)3 (297x383, 37Kb)

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Андрей Кончаловский

Андрей Кончаловский

«…Только те, кто знал Маршака лично, знали Маршака-собеседника, а эта грань его таланта была, быть может, одной из самых сверкающих, потому что такого собеседника, как Маршак, не было, нет и не будет. Не потому, что другие не могут поговорить, а потому, что это не будет разговором с Маршаком».
Ираклий Андроников
___________________________
В этом году — 130 лет со дня рождения советского поэта, писателя, переводчика, редактора Самуила Яковлевича Маршака (3 ноября 1887– 4 июля 1964, в 2017). 4 июля — день памяти Маршака. Хочу поделиться с вами замечательным фрагментом из воспоминаний Ираклия Луарсабовича Андроникова (1908-1990) — писателя, литературоведа, мастера художественно слова и, наконец, старинного друга Самуила Яковлевича.

Вот не удержался и публикую его почти без сокращений))) Прочитайте, оно того стоит.
___________________________
Ираклий АНДРОНИКОВ:

«Как только вы входили в комнату Маршака, он начинал читать вам свои новые стихи. Прочитав, сейчас же передавал их вам, чтобы вы прочли их вслух, потом снова читал сам. Потом требовал, чтобы вы сказали свое нелицеприятное мнение. Спрашивал:
— Какие строчки больше тебе нравятся, первые или последние?
Если вы называли первые — он, вспыхнув, говорил:
— Почему первые?
Никогда нельзя было сказать, какие лучше или хуже, потому что он обижался за те строчки, которые вы обошли. Да, это было удивительно. Он обижался на эти замечания как-то мгновенно, но вообще жаждал поощрения и критики. Он читал свои стихи всем: читал молочнице, читал телефонисту, который приходил чинить его телефон, потому что так много говорил по телефону, что тот все время портился. Читал курьеру, который принес ему рукопись из издательства, читал детям во дворе, читал шоферу, читал поэтам, критикам и прозаикам по телефону. Он всем читал, и все замечания, даже если обижался, учитывал.


Однажды я пришел к нему. Это было в сентябре сорок первого года. Он написал несколько строк — подпись к карикатуре Кукрыниксов, послал в "Правду", освободился и тут же стал меня вызванивать. Я к нему пришел. Было, наверное, половина одиннадцатого. Он жил около Курского вокзала. Через некоторое время объявили воздушную тревогу, и самолеты противника пошли пикировать на Курский вокзал, и что тут стало делаться на небе и на земле, вообразить невозможно. А он никуда не пошел, остался сидеть в своих низких кожаных креслах и тихонько читал стихи:

«От северных оков освобождая мир,
Лишь только на поля, струясь, дохнет эфир,
Лишь только первая позеленеет липа,
К тебе, приветливый потомок Аристиппа,
К тебе явлюся я; увижу сей дворец,
Где циркуль зодчего, палитра и резец
Ученой прихоти твоей повиновались
И вдохновенные в волшебстве состязались…"

— Что ты все в окно смотришь, ты музыку Пушкина слушай, а не этот грохот чудовищный!..


Нет, это был поразительный человек. 50 лет он переводил стихи Уильяма Блейка и умер в убеждении, что не довел перевод до кондиции.


Я начинал работать в "Чиже" и "Еже" — в журналах, которые были созданы по инициативе Маршака. …В «Еже" и в "Чиже" было очень славно. Мне казалось, что происходит какая-то ошибка, что я получаю зарплату вместо того, чтобы платить за то, что я работаю в "Еже" и "Чиже". Это было одно удовольствие. И вдруг меня повысили в должности, и я сделался несчастным человеком. Меня перевели в детский отдел, там я уже занимался технической работой и писал протоколы. А я стенографией не владею, писал двумя руками. Правой записывал, о чем говорили сорок минут назад, а левой выкорючивал то, о чем говорят сейчас, чтобы потом, по крайней мере, помнить порядок, кто за кем выступал.


А мой начальник, заведующий отделом, все время присматривался к моим протоколам и говорил:
— Товарищ Андроников, вы успеваете фиксировать?
И один раз дошло до того, что я отстал на час пятьдесят три минуты. Спасения уже не было. Я совершенно забыл, кто говорил и о чем, и всем было видно, что я не поспеваю. И начальник негромко сказал мне:
— Товарищ Андроников, нам, вероятно, придется расстаться с вами.
— Товарищ Андроников, вы представляете мне неудовлетворительные протоколы. Сегодня вы не записали то, что говорил Самуил Яковлевич, такие важные, принципиальные вещи.
Маршак всполошился:
— Неужели не записал?
Я понял, что пропал. Спасения не было. И спасение пришло. Оно пришло в голосе Алексея Николаевича Толстого, который громко говорил за дверью:
— Подождите меня здесь одну минуту, я сейчас вернусь. Я только поговорю с этим, с Маршаком. Куда вы пойдете, при чем здесь Иван Уксусов? В его рассказе коза закричала нечеловеческим голосом. Ну, идите куда хотите. Я лично не буду бегать по коридорам и искать вас. Успеете меня здесь застать — приходите, а нет — так прощайте.


Отворил дверь, вошел в комнату, высокий, дородный; румяный с мороза, в высокой куньей шапке, в распахнутой шубе, снял очки, протер, помассировал ладошкой физиономию, надел очки и сказал:
— Маршаак, милый мой, у вас здесь, как в приказной избе, кисло, что вы преете, как бояре в Думе. Слушай, Самуил, заканчивай говорение и пойми меня хорошо. Я был в расчетном столе, где сидит эта бабелина, высокого роста, бледная, тощая, сладострастная, интересная, при виде которой кавалеристы начинают обеими руками рубить лозу. Слушай, кончай это дело, пойди скажи ей, я специально приехал сегодня за деньгами из Детского Села. У меня утро пропадает для работы.
Маршак сказал:
— Алексей Николаевич. У нас здесь идет очень важное принципиальное заседание. Мы решаем перспективы развития детской литературы. Ты нам мешаешь. По-моему, ты дверью ошибся. Тут не пробирная палатка.


Они поговорили, поспорили, потом вдруг Толстой увидел меня, говорит:
— А ты что тут делаешь?
Я говорю:
— Я здесь служу.
— А в чем твоя служба?
— Я пишу протоколы.
— Прекрати это делать. Ты этого делать не можешь. Пойдем со мной.
Я говорю:
— Меня выгонят.
— И хорошо сделают. Я устрою тебя на другую работу. У вас тут кто-нибудь есть другой начальник, кроме Маршака? Вы? Здравствуйте. Мы не знакомы с вами. Моя фамилия Толстой. Я хочу увести вашего секретаря. Он не может писать протоколы. Он неграмотный.


И я сделался свободный человек, поплелся за Толстым, и те полтора дня, которые я провел в тот раз в его обществе, они были так великолепны, что я не нахожу красок и слов, и, наверное, этот день навсегда останется незаписанным.
Но из этого визита Толстого в Детгиз у меня возник маленький устный рассказ под названием "Действительный случай, происшедший в ленинградском Детиздате с писателями А. Толстым и С. Маршаком". Тогдашнюю мою аудиторию составляли мои знакомые и знакомые моих знакомых. Меня можно было звать в любой дом, где я еще не бывал, если у меня был хоть какой-нибудь общий знакомый. Я шел и рассказывал. Работал, как зурнач на свадьбе. Совершенно непонятно, почему я шел и почему рассказывал. И я не мог объяснить, но неисповедимая потребность рассказывать вела меня всюду, и я говорил, говорил... Но, рассказывая, набирал опыт. Рассказы были мои — как хотел, так и рассказывал. В одних домах рассказывал длиннее, в других короче. В одних пропускал сатиры, а в других — маэстозности, такой, понимаете, величавости... Очень скоро выяснилось, что в кругах Толстого рассказ о его визите в Детгиз понравился. Говорили: "Алешка живой, ну совершенно живой, ему понравится, он такие вещи любит".


А в кругах Маршака напряглись:
— Да, это, конечно, похоже на Самуила Яковлевича, но Самуил Яковлевич не исчерпывается этим. Вы совершенно не показали, какую роль играет Самуил Яковлевич в развитии детской литературы. Не хотите?
— Не надо, пожалуйста.
Пожалуйста. Я так и делал. В кругах Толстого я этот случай изображал, а в кругах Маршака не изображал. И всегда придерживался этого золотого правила, пока меня не позвали в Москву выступать. Я приехал, выступал в Союзе писателей и показывал Толстого. В этот момент отворилась дверь, вошел сам Толстой, сел на приступочку эстрады. Я показывал, как он смеется. А он смотрел на меня, смотрел в зал, опять на меня, опять в зал, вытирал лицо ладошкой и смеялся на длинном выдохе: "Хххааааа!.." И все радовались, что двое смеются одинаково и что тот, кого показывают, так доброжелательно воспринимает эти изображения.


И я быстро убедился, что в общем это ему нравится, потому что когда он живал в Москве и стоял у Радина на Малой Дмитровке, то вызывал меня к себе постоянно. Звонил по телефону и говорил: "Володька, я выезжаю к тебе в гости, везу две бутылки дивного вина каберне, которое пахнет тараканами, и грузина Ираклия, который меня дивно изображает". По Москве пошел слух, что я — секретарь Толстого, на окладе, причем взят специально для изображения.


Что это — просто причуда замечательного писателя, что ему нравится, когда его изображают. Я-то знал, что денег я не получаю; знал, что я не секретарь, но что ему нравится — в этом я был совершенно уверен. Потом, когда уже я поселился в Москве и женился и когда Толстой тоже поселился в Москве, он постоянно звонил мне по телефону и говорил:
— Ираклий, во вторник возьмешь жену, приедешь к нам на дачу в Барвиху. У нас будут Нежданова и Голованов, которые тебя не слышали. Алиса Коонен и Таиров, которые слышали, но ты от них преступно утаил рассказ про меня и про Ваську Качалова. Кроме того, будут два высотника и два подводника, которые вообще о тебе никогда не слышали. Рассказывать будешь после супа. До этого пить ничего не смей, иначе я разобью боржомную бутылку о твою дурацкую башку. Когда будешь меня показывать, не делай мхатовских пауз, я их у тебя ненавижу.


Я был убежден, что ему очень нравится, как я его показываю, но когда он поехал однажды на предвыборную кампанию, его впервые записали на шоришофон — предшественник нашего магнитофона. И вечером эту речь транслировали по Новгородской области, где он баллотировался. И он, услышав свои слова в репродукторе, спросил:
— Это кто говорит?
— Вы, Алексей Николаевич.
— Этого не может быть, это абсолютный Ираклий. Так, если бы я знал, что это так похоже, можно было не ездить, надо было его послать.
Оказывается, он все эти годы был глубоко убежден в том, что я его непохоже показываю. Но поскольку все вокруг говорили: похоже, похоже, — а он был человек веселый, доброжелательный, компанейский, шутливый и хорошо ко мне относился, — он не возражал.
Но, конечно, я придерживался того правила в отношении Маршака, которое было принято еще в Ленинграде. И Маршак уже жил в Москве, и Толстой жил в Москве, и я жил в Москве, но я и в Москве продолжал не показывать Маршака в кругах Маршака.


И вот однажды я выступал в московском Издательстве детской литературы на каком-то предпраздничном концерте. И получил записку: "Покажите Маршака". Но это же было Издательство детской литературы! Я убрал записку в карман и стал рассказывать что-то другое. Тогда Кассиль, который оказался автором записки, закричал:
— Слезай, очисти площадку! Тут много народу, которые могут поговорить без тебя, если не хочешь показывать того, кого просят. Покажи Толстого и Маршака!


Я деморализовался и показал. На следующий день Маршак приехал в издательство, редакторы увидели его и, закрываясь руками от смеха, побежали обратно по коридору. Он прошел в кабинет директора. А директор-то был на этом посту 9 дней. Не помним, откуда пришел, не помним, куда девался, не помним фамилии. Но, видно, это был очень тонкий дипломат. Потому что, увидев Маршака, он сказал:
— Ну, Самуил Яковлевич, теперь уж с вами всерьез никто не станет говорить. Так и кажется, что это вы передразниваете Андроникова.


Вечером Маршак позвонил мне по телефону. Я услышал: "Не могу ли я поговорить с гражданином Андрониковым?" Я чуть не упал. Боже, до чего я расстроился, огорчился, испугался, но сделал вид, что я ничего не понимаю. Говорю:
— Что это ты, Самуил Яковлевич, сегодня со мной так официально?
— Во-первых, говорите мне, пожалуйста, не "ты", а "вы". А кроме того, объясните, как я могу получить от вас сатисфакцию.

Как только я услышал про сатисфакцию, я кинулся на улицу Чкалова, где он жил. Но пока я бежал к нему, он совершенно про меня забыл. Когда я вкатился в его кабинет, он встал с кресла, обсыпанный пеплом по жилету, протянул мне коротко руку и сказал:
— Здравствуй, голубчик, я без тебя соскучился.
И мы расцеловались. Вдруг он вспомнил и сказал:
— Тебя я ведь поцеловал по ошибке. Тебя целовать не за что. Ты очень неважно повел себя в Детгизе. Зачем тебе понадобилось там меня изображать? Там ведь совсем далеко не все хорошие люди, только об этом никому не надо говорить. Ты, может быть, хотел выслужиться перед новым директором? Так имей в виду, этот директор ни тебя не уважает, ни меня не уважает, ни себя не уважает. О тебе ужасно сказал. Про тебя сказал: "Ваш Андроников макака порядочный, в клетку посадить — большие деньги можно брать". Я был оскорблен за тебя! Как можно поставить себя в такое положение? Мне передали твой рассказ. Дурацкий рассказ. Ты знаешь что, я не знаю, как теперь быть. Как наши отношения сложатся.


Я говорю:
— Самуил Яковлевич, если тебе этот рассказ не нравится, так к черту этот рассказ, я его не буду никогда показывать. И на этом дело кончится.
— На это ведь можно очень обидеться. Ты меня не за того принял. Ты думаешь, я тебя для того позвал, чтобы запретить тебе. Ступай!.. Вернись!.. Я хотел помочь тебе сделать рассказ поэнергичнее, помускулистее, поинтереснее. С чего он начинается?
— Самуил Яковлевич, я не могу показывать тебя тебе одному. Мне нужна аудитория.
— А когда ты меня аудитории показываешь, я тебе не нужен! Нет, уж ты наберись храбрости, уж подыми забрало, уж разговаривай благородно, глядя в глаза. Ты уж не трусь, не увиливай. С чего начинается рассказ?
Я говорю:
— Он начинается с реплики Толстого.
— Какой реплики?
— Толстой за дверью говорит: "Подождите меня одну минутку, я сейчас вернусь. Я только поговорю с этим, с Маршаком".
— Можно перебить тебя? Отвратительная фраза. Лживая. Толстой меня очень боится и очень уважает. Он всегда называет меня Маршачище, Самуилище, Сам-с-Усам и другие, какие-то весьма подобострастные прозвища дает. По фамилии он меня никогда не называет. А ты перед фамилией делаешь еще какую-то отвратительную загогулину. Ты, как малоопытный автор, не знаешь, что первая фраза чаще всего должна быть отброшена, вторая бывает интересней и энергичней. Попробуй начать со второй.
— Вторая не годится.
— Ну откуда ты знаешь? Еще не пробовал. Приехал, посоветоваться хочешь, просишь помочь, а уже знаешь без меня. Произнеси ее.


Я говорю:
— Толстой входит в комнату, говорит: "Маршааак.."
— Это действительно плохая фраза. Но я— то что говорю?
— Ты говоришь: "Алексей Николаевич, мы ведем здесь очень важное заседание, решаем принципиальные вопросы развития детской литературы. Здесь не пробирная палатка. Ты, кажется, дверью ошибся".
— Не мог я так сказать. Я, наверное, сказал: "Ступай к черту, Толстой. Ты как слон в посудной лавке".
— Но ты же этого не говорил!
— Но ведь и ты не фотограф. Ты же претендуешь быть художником. Так ты уж рассказывай правду отношений. А дальше что?
Я показал.
— Не знаю, как быть, просто не знаю. Толстой у тебя замечательный. Просто какой-то фламандский тип. Сочный, достоверный, живой. А я у тебя не получился. Знаешь, может, попробовать сделать из этого рассказа монолог Толстого?
— Ну что ты, — говорю. — Весь смысл исчезнет. Здесь важно, как ты замечательно вышел из положения.
— Нет, знаешь, все-таки непохоже. Тебя это должно огорчать. Ты же человек со слухом. Неужели из нашей многолетней дружбы ты усвоил только голос петуха, да еще какого-то придушенного петуха? Как тебе кажется — похоже?
— Мне кажется, что похоже. Иначе я не показывал бы.
— Но люди-то что говорят?
— Говорят, что похоже.
— А ты думаешь, у тебя нет своих подхалимов? Вот они и стараются. Ты знаешь, как в Древней Греции решали споры? Если сами не могли решить, выходили за ворота, останавливали путника, просили его решить спор, его устами и говорили боги. Он и решал, кто прав, а кто — нет. Я уверен, если бы сюда вошел человек, совершенно непредубежденный, он бы сказал, что это очень непохоже и неинтересно.


В это время зазвонил телефон. Маршак встрепенулся:
— Стоит ли брать трубку, прервут ведь очень важный разговор, от которого зависят наши отношения.
— Ну, не бери.
— Нельзя не брать. Я послал статью о детской литературе в "Известия", этому Андронову. Между прочим, очень хороший человек, очень благородный. Настоящий литератор, настоящий товарищ. Он очень много нам помогает. Я должен взять трубку. Вдруг он.
— Ну, возьми.
— А вдруг — не он?
— Ну, тогда извинись и скажи, что не можешь разговаривать.
— А вдруг какой— нибудь дурацкий разговор отвлечет? Я все-таки попробую взять. Алло, кто говорит?.. Иона Иосифович, здравствуйте, голубчик! (В мою сторону: — Это Андронов.) Я послал вам статью, миленький. Получили, дорогой?.. Спасибо вам, милый... Очень обязан вам, голубчик. (Мне: — Прочел уже!) Вам понравилась статья?.. Это очень приятно, вы сможете продвинуть ее к вашему заведующему отделом. Он ведь, говорят, очень редко читает статьи вообще... Что?.. Да что вы! (Мне: — Прочел уже!) Ну, и что говорит?.. То есть как же не важно... Ах, послали уже к ответственному! Он когда сможет прочесть?.. Тоже прочел? Какой вы молодец! Вы наш настоящий друг. Вы нам всегда помогали. Еще в Ленинграде. Мы очень все вас уважаем. И любим. Вы настоящий человек. И как вы думаете, когда ответственный прочтет?.. В номер поставил?.. На какой день?.. (Мне: — На завтра!) Ну, это просто можете нас поздравить. Поздравить не только со статьей, а с настоящим другом, который у нас есть... Как прошла статья?.. Целиком?.. Ничто не вызвало возражений?.. Что?.. Сколько?.. Какие?.. Об этом не может быть речи. (Мне: — Сократили 12 строк.) Сокращенная статья не пойдет. Скажите, какие строки сокращены?.. Что значит — мелочь?.. (Мне: — Оказывается, сокращены "Туча по небу идет, Бочка по морю плывет". Без этого статьи нет.) Алло, товарищ Андронов, я прошу вас: возьмите статью и восстановите выброшенный текст... Я не буду разговаривать без этого. Я прошу вас... Что значит — статья в другой комнате? Пойдите в другую комнату и принесите ее сюда сейчас же. Восстановите... Что вы спорите? Алло, алло, алло... Странный какой— то. Куда он девался? Алло!..


Я говорю:
— Да ты же послал его за статьей.
— Алло.
И вдруг меня осенило. Я говорю:
— Самуил Яковлевич, хочешь — я поговорю с Андроновым твоим голосом?
— Это зачем?
— Ну, как путник на дороге, пусть он и решает, похоже или не похоже. Он же не знает нашего спора.
— Я не пойму, что ты задумал?
Я говорю:
— Ну вот, если он разберет, что это разные голоса, тогда, значит, я плохо изображаю. Не разберет, тогда, значит, хорошо.
— Я боюсь, как бы он не перепутал нас. У него слух не очень хороший.
Я говорю:
— А про слух не было условия.
— Я не пойму, что ты хочешь. Ну тогда все-таки попробуй, только не долго.
Я беру трубку и вдруг соображаю: боже мой! Сейчас я должен не только изображать Маршака чисто внешне, но нужно придумать какой— то текст, который был бы похож. Если я сгоряча придумаю текст, который его обидит, я никогда не восстановлю отношений. Ничего не придумал, а Андронов уже говорит:
— Самуил Яковлевич, я принес статью, оказывается, мы сократили 21 строчку. Я запомнил цифры не в том порядке.


Я говорю:
— Товарищ Андронов, здравствуйте.
— А... Кто говорит?
— Андроников.
— А... У Маршака в гостях сидите?
— Нет, у себя дома.
— То есть как у себя дома?! Я разговаривал с Маршаком.
— Нет, вы разговаривали со мной.
— Ерунда, у меня записная книжка открыта на букву "М". Я звонил Маршаку и разговаривал с ним.
— Я не знаю, куда вы звонили. Может быть, вы Маршаку звонили, но попали ко мне.
— Вы меня разыгрываете. Погодите, вы приходили к нам в "Известия" и показывали Маршака? Это действительно очень похоже. Но я никогда не думал, что это похоже в такой степени. Вы знаете, вы изображаете его еще лучше, чем он сам. Гениально. Это лучше, чем Маршак. Я умоляю вас, скажите еще хотя бы несколько слов.


Маршак говорит:
— Что ты так долго разговариваешь? Мне ведь о деле надо поговорить. Дай сюда трубку!
Я говорю:
— Ну погоди, дай мне поговорить.
— Дай трубку сюда! Товарищ Андронов, вы принесли статью или нет?
Я вдруг слышу, что в трубку заверещало... затрещало, каркнуло...
— Что вы хохочете, черт побери? Вы принесли статью или нет? Я требую, чтобы вы восстановили выброшенные 12 строк... Что с ним, что он хохочет? Перестаньте хохотать, черт побери! В чем дело, чего вы хохочете? (Ко мне: — Поговори с ним.) Я беру трубку.
— Аах— ха— ха— ха— ха! Ой, боже мой, до чего похоже! Невероятно! Я позову сейчас нашего зава. Он умрет. Поговорите с каждым из наших сотрудников. Это потрясающе хорошо.
— Дай трубку сюда. Дай сюда трубку! Товарищ Андронов, я не шутки шучу, я с вами говорю о деле. О литературе. Принесли статью или нет?..
Трубка завыла как сирена. Маршак швырнул трубку:
— Вот видишь, что ты наделал с твоими дурацкими изображениями?


Я говорю:
— Я ничего не изображал.
— Как не изображал?
— Так не изображал.
— А почему же он хохочет?
— Я не знаю.
— Ну, значит, ты меня разыграл?
— Нет, я тебя не разыгрывал.
— Погоди, в чем дело? Он принял меня за меня, или меня за тебя, или тебя за меня?..
Я говорю:
— Я ничего не знаю.
— Выходит, мы с тобой вдвоем его разыграли. Знаешь что, это, может, было бы весело, если бы речь шла не о деле. Попробуй позвонить ему и скажи, что пошутил.
Я говорю:
— Он теперь не поверит.
— Розалия Ивановна, будьте добры, поскорее соединитесь с "Известиями"... Господи, эта женщина создана для того, чтобы ходить медленно! Розалия Ивановна, очень вас прошу, сейчас же позвоните в "Известия" Андронову, скажите, что у нас в гостях товарищ Андроников, что он пошутил.


Розалия Ивановна, секретарь Самуила Яковлевича, дама на десять лет старше его самого, необычайно медленно подходит к телефону, набирает номер "Известий" и со своим немецким акцентом говорит:
— Товарищ Антроноф, з вами говорит Росали Ифановна, зекретарь Замуиль Яковлефича...
В трубку раздается звук, напоминающий кораблекрушение у берегов Англии... Маршак обижен и смеется:
— Он, кажется, подумал, что ты и Розалию Ивановну изображаешь. Дай трубку сюда. Товарищ Андронов, миленький, слушайте! Неужели у вас нет никакого воображения? Задайте мне такой вопрос, на который Андроников не может ответить, а я, Маршак, могу... Мы еще знакомы по Ленинграду, встречались в грозные, трудные времена... Не надо так дурацки хохотать! Что, что?.. Погодите, я посоветуюсь. (Ко мне: — Он спрашивает, как фамилия учительницы, с которой он познакомил меня в Ленинграде, в Выборгском Доме культуры, в 1931 году.) (В трубку.) Я не помню... Вы не можете задать мне контрольный вопрос?.. Не смейте говорить мне, что Андроников не знает, а Маршак знал бы. Я Самуил Яковлевич, я паспорт вам могу показать!..


Долго еще продолжалась эта перепалка. Наконец Маршак в полном изнеможении положил трубку и сказал:
— Ну вот, теперь статья пойдет в сокращенном виде, это и есть вся помощь от тебя детской литературе. Знаешь что, шутки шутками, а дело прежде всего. Вызовем машину, поедем в "Известия", покажемся, что нас двое.


Мы поехали. Было много смеха, статью восстановили, она вышла в первозданном виде.
За два дня я рассказал эту историю пятерым, ну, может, шесть-семь человек слышало. Вдруг встречаю в Союзе писателей Маршака. Идет, палка на рукаве:
— Ты что же, новую историю про меня рассказываешь?!
Я весь перетрусил. Говорю:
— Ну что ты, что ты! Я только одному, двоим…
— Да, мне уже пересказали сюжет. Ничтожная история, но все- таки гораздо лучше первой. Она, по-моему, для Андронова не выгодная. Знаешь, если уж никак не можешь обойтись без моего портрета, бери меня в свою портретную галерею. Я согласен.


(Ираклий Андроников «Веду рассказ о Маршаке», «Воспоминания о Маршаке», «Советский писатель", Москва, 1988. Фрагмент)

Posted by Ирина Власова on 6 июл 2017, 01:45

from Facebook

Новый огромный астероид несется к Земле: ученые ждут сближения

Новый огромный астероид несется к Земле: ученые ждут сближения

Астероид диаметром 260 метров пролетит мимо Земли. Как сообщает Ura.ru, это произойдет 11 июля.

Posted by Ирина Власова on 6 июл 2017, 03:27

from Facebook

Игорь Северянин "Бывают такие мгновения..."

* * *
Бывают такие мгновения,
Когда тишины и забвения, –
Да, лишь тишины и забвения, –
И просит, и молит душа…

Когда все людские тревоги,
Когда все земные дороги
И Бог, и волненья о Боге
Душе безразлично-чужды…

Не знаю, быть может, усталость,
Быть может, к прошедшему жалость, –
Не знаю – но, зяблое, сжалось
Печальное сердце мое…

И то, что вчера волновало,
Томило, влекло, чаровало,
Сегодня так жалко, так мало
В пустыне цветущей души…

Но только упьешься мгновенной
Усладой, такою забвенной,
Откуда-то веет вервэной,
Излученной и моревой…

И снова свежо и солено,
И снова в деревьях зелено,
И снова легко и влюбленно
В познавшей забвенье душе!..

1916. Апрель, 19
Гатчина
===
Художник: Владимир Орловский
художник Владимир Орловский мужчина на берегу ХХ (555x700, 48Kb)

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Кремль отвернулся от РПЦ. Церкви грозит политический раскол

Кремль отвернулся от РПЦ. Церкви грозит политический раскол

Отношения между Администрацией президента и РПЦ (Русской православной церковью) серьезно охладели, сообщает «ФедералПресс» источник, близкий к АП. В Кремле спускают на тормозах инициативы церкви, в…

Posted by Ирина Власова on 6 июл 2017, 04:21

from Facebook

Невидимые пути воздействия Меркурия.

Автор - Плеядеянец. Это цитата этого сообщения
C3pfMTnWEAAAi8X (700x700, 18Kb)
Число 88 очень вошло в подсознание людей в качестве средства программирования.

Андрей Лисецкий

* * *
88 шагов в холодную осень
Я усну и забуду проснутся,
нити судеб сплетая капризно
в клубок, что не удастся распутать,
я пытаюсь к тебе прикоснуться.

Понимаю, что ты лишь призрак.
И я пойман этой минутой.
И отчаяние кажется впору,
и упали на меня потолки.

И наверное помнит любой,
что любовь —
музыкальная пьеса, которую
играют в четыре руки.

И эта болезнь мне знакома.
Ипохондрию вновь
завернув в габардин,
я выйду в пальто из дома.
Я играю в любовь...
Один.

Об этом числе, как Эквилибриуме голограммы, я писал уже здесь http://www.liveinternet.ru/users/4033731/post409012149

Солнце с восемью лучами. Паук, он же пернатый Дракон. Голубая кровь элиты мира http://www.liveinternet.ru/users/4033731/post401613198
http://www.liveinternet.ru/users/4033731/post349707178

88 черно-белых клавиш и 64 черно - белые шахматные клетки
http://www.liveinternet.ru/users/4033731/post337457147

Меркурий - это четвертый луч человечества и его число 88
Сиракузская последовательность, начинающаяся числом 7500, за 88 шагов достигает максимума, равного 250 504. После достижения максимума требуется ещё 88 шагов, чтобы добраться до единицы. Число 7500 — двадцатое по счёту натуральное число, для которого число шагов до максимума равно числу шагов от максимума до единицы
Многое бы еще хотелось сказать про эту ртуть....
C3-MAOrXUAEocDs (700x700, 19Kb)

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Кручу-верчу, надуть хочу: японец создает реалистичные фигуры животных из воздушных шариков

Кручу-верчу, надуть хочу: японец создает реалистичные фигуры животных из воздушных шариков

Это вам не простенькие собачки, которых для детишек создают из воздушных шаров цирковые клоуны и уличные артисты, тут целое искусство

Posted by Ирина Власова on 6 июл 2017, 05:57

from Facebook

Валентина Серова. "Я просто разлюбил тебя..."

Валентина Серова. "Я просто разлюбил тебя..."

Последнее, посвящённое бывшей возлюбленной стихотворение, написанное Симоновым,очень жестокое и больно ранящее её сердце: « Я просто разлюбил тебя…» Поздней ...

Posted by Ирина Власова on 6 июл 2017, 06:03

from Facebook

Необычная работа с экзамена этого года в МГУ по литературе...

Необычная работа с экзамена этого года в МГУ по литературе...

И девочка ОТЛИЧИЛАСЬ и экзаменаторы не ударили в грязь лицом... Было поставлено задание — написать сочинение по одной из тем:

Posted by Ирина Власова on 6 июл 2017, 06:11

from Facebook

Кино далекое и близкое

Кино далекое и близкое

Рубрика "МИР АНИМАЦИИ" #мир_анимации_кино_далекое_и_близкое
«Смех и горе у бела моря» — сборник мультфильмов 1988 года, созданный режиссёром Леонидом Носыревым.
Данный выпуск состоит из нескольких рассказов, которые артельщик в исполнении Евгения Леонова рассказывает друзьям на ночь.
В сборник вошли такие известные мультики-экранизации сказок Бориса Шергина и Степана Писахова: Вечны льдины, Про медведя, Морожены песни, Волшебное кольцо, Перепилиха, Апельсин, Иван и Адриан.

Posted by Ирина Власова on 6 июл 2017, 06:56

from Facebook

Даниил Андреев - из дневника...

1= (428x698, 58Kb)

* * *
…И вот упало вновь на милую тетрадь
От лампы голубой бесстрастное сиянье…
Ты, ночь бессонная! На что мне променять
Твоё томленье и очарованье?

Один опять. В шкафах – нагроможденье книг,
Спокойных, как мудрец, как узурпатор, гордых:
Короны древних царств роняли луч на них,
И дышит ритм морей в их сумрачных аккордах.

Но из широких чаш ещё струится вверх
Поблёкший аромат былых тысячелетий,
Как старое вино перебродивших вер,
Когда-то полных сил и радостных, как зори.

Мемфис, Микены, Ур, Альгамбра, Вавилон –
Гармония времён в их бронзе мне звучала,
Томленье терпкое мой дух влекло, вело,
По стёртым плитам их – к небесному причалу.

Сегодняшнюю ночь иной стране отдам –
Востоку дерзкому, возлюбленной отчизне,
Уйду на Ганг – по мудрым городам,
В истоках дней искать истоков жизни.

…И в смутный сон, где веют вайи,
Мечтой я властно погружён…
Над сонным сердцем, в пальцах Майи,
Жужжит веретено времён.

На месте гор – желтеют мели…
И в дней обратных череду
Я вспять от гроба к колыбели
Прозревшим странником бреду.

И вновь я застаю цветенье
Давно отцветших лепестков,
Благоухание веков – неизъяснимое волненье, –
Смертей, рождений лабиринт,
Моря, равнины и отроги…

И на восток, за жёлтый Инд,
Ложится пыль моей дороги.

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Байрон Пикеринг морская живопись

Байрон Пикеринг морская живопись

Художник Byron Pickering, про которого можно сказать, что он один из тех, кто создал самые лучшие марины в мире. У него вроде и не гиперреализм, так как сразу видишь художественное происхождение, но и...

Posted by Ирина Власова on 6 июл 2017, 11:33

from Facebook

Васильева анонсировала масштабную реформу школьного образования в России

Васильева анонсировала масштабную реформу школьного образования в России

В России планируют провести масштабную реформу школьного образования. Об этом сообщила глава Миноборнауки РФ Ольга Васильева на заседании комитета Госдумы РФ по образованию и науки в четверг, 6 июля, …

Posted by Ирина Власова on 6 июл 2017, 12:57

from Facebook

Синоптики: Самым холодным днём месяца станет 7 июля

Синоптики: Самым холодным днём месяца станет 7 июля

Обычно к празднику Ивана Купалы воздух в центральной полосе России становится по-летнему тёплым. Но 2017 год, по-видимому, станет обидным исключением.

Posted by Ирина Власова on 6 июл 2017, 13:29

from Facebook