felisata (felisata) wrote,
felisata
felisata

Categories:

В Каннах Андрей Звягинцев вновь в списке лауреатов

25 мая 2014, Ольга Завьялова

67-й международный фестиваль в Каннах раздал призы

За исключением одной странности: не попадания в список фильмов-победителей «Двух дней, одной ночи» братьев Дарденн, 67-й Каннский фестиваль завершился без сенсаций. Все картины, ставшие призерами, еще до заключительной церемонии фигурировали в негласном списке фаворитов. Правда, предсказать, каким образом жюри под председательством Джейн Кэмпион расставит их по ранжиру, не мог никто.

В результате Золотую пальмовую ветвь из рук Квентина Тарантино и Умы Турман получил турецкий режиссер Нури Бильге Джейлан, автор изумительного фильма «Зимняя спячка», о котором «Известия» уже подробно писали как об одном из главных кандидатов на победу. Турецкая картина, снятая по мотивам рассказов Чехова — это дань русской классической литературе, ее темам и характерам, которые универсальны. И, хотя действие фильма Джейлана происходит в наши дни в провинции Каппадокия, чеховские по духу и смыслу разговоры, которые ведут главные герои долгими зимними вечерами, равно как и достоевские страсти персонажей второстепенных — гордых, но находящихся в стесненных обстоятельствах людей, — кажутся абсолютно современными и актуальными.

Джейлан, накануне завершающей церемонии получивший также приз Международной федерации кинопрессы ФИПРЕССИ, говорит, что чеховские персонажи и чеховские мотивы вели его за собой. И хотя в результате поучилась совершенно самостоятельная история, без русской классики она бы не возникла.

Продолжением темы великой русской литературы стал приз за сценарий, врученный Андрею Звягинцеву, чей «Левиафан» замыкал конкурс этого года (официальная премьера состоялась в пятницу поздно вечером, а прием по случаю премьеры, собравший большое количество знаменитостей, в том числе и специально приехавших в Канны «на Звягинцева» — уже глубокой ночью).

При всей остроте злободневности, «Левиафан», сценарий к которому Звягинцев написал в соавторстве с Олегом Негиным, как и многие важные произведения отечественного искусства «вышел» из гоголевской «Шинели». Тема маленького человека в столкновении с враждебными обстоятельствами, государством, судьбой, — основная тема фильма.

Приз «Левиафану» за сценарий — это награда за точное, глубокое и бесстрашное осмысление современной российской действительности которое есть в фильме Звягинцева, и которое действительно поражает.

В центре сюжета — обычная, ничем не выдающаяся семья: вдовец (Алексей Серебряков), его вторая жена (Елена Лядова) и сын-подросток от первого барака. Прямо на берегу Баренцева моря стоит построенный собственными руками героя дом, где и обитает семья. Здесь же, в этих краях, жили их деды и прадеды. Но в один прекрасный момент герою сообщают, что дом и землю изымают под федеральные нужды. А ему собираются выплатить компенсацию: как и бывает в большинстве подобных случаев, — в несколько раз меньшую, чем рыночная стоимость собственности.

Герой пытается сопротивляться, на помощь к нему приезжает друг-адвокат из Москвы (Владимир Вдовиченков), и не с пустыми руками, а с нарытым на местного мэра убийственным компроматом. И мэр (блистательная роль Романа Мадянова) сначала сильно пугается — настолько, что даже готов отступить. Но потом берет себя в руки и мстит за пережитый страх так, что буквально стирает с лица земли и дом, и его обитателей.

Фильм со схожей сюжетной коллизией — человек не хочет уходить со своей земли — полтора года назад снял Борис Хлебников, и даже примерно в тех же местах, где снимался «Левиафан». Но Звягинцев в своих размышлениях о природе власти, об отношениях человека и государства, о роли современной православной церкви в жизни страны идет дальше.

На пресс-конференции режиссера спрашивали, не боится ли он, что фильм не выпустят на экраны, а сам он подвергнется преследованиям. Но Звягинцев и вся его команда, которые вели себя исключительно достойно, живо и искренне отвечали на все вопросы, не «повелись» ни на один из провокационных.

Звягинцев отметил, что всегда снимал все, что хочет, никогда не ощущал давления на себя, что и дальше собирается жить и работать в России. («Левиафан» снят при господдержке, по словам продюсера фильма Александра Роднянского, примерно 35% бюджета картины - это деньги Минкультуры и Фонда кино).

Режиссер также рассказал, что перед отъездом в Канны показал фильм министру культуры РФ Владимиру Мединскому. Тот отметил: «Картина талантливая, но мне не нравится».

— Я понимаю министра, — заметил Звягинцев. — У него есть важная задача: он хочет сделать жизнь в стране лучше. Но он переносит это на кинематограф, полагая, что фильмы должны быть исключительно позитивными и жизнеутверждающими. А мне так не кажется.

Любопытная рифма к этой теме возникла сразу после пресс-конференции Звягинцева, когда в этом же зале на вопросы отвечал Квентин Тарантино — почетный гость фестиваля. По его словам, Голливуд времен его юности исходил из того, что главный герой просто обязан быть положительным, что позитив, моральный пример и пр. — исключительно важные вещи в кинематографе. Режиссер заявил, что его «это так бесило», что «из чувства вины» он «стал снимать фильмы про плохих парней».

С точки зрения Тарантино, волна подражаний «Бешеным псам» и «Криминальному чтиву», которая накрыла мир в 90-е, — на самом деле не подражание, а ответ на запрос времени, который он просто ощутил раньше других.

Возвращаясь к «Левиафану»: у Джейн Кэпмион, уже после вручения призов, спросили: означает ли награда российской картине некий политический жест. Она ответила, что «Левиафан» произвел большое впечатление на жюри, но не был воспринят как политический фильм. Скорее, как современный парафраз библейской истории об Иове — человеке, на чью голову обрушилось бессчетное количество испытаний.

Поздравления создателем «Левиафана» прислал Союз кинематографистов России. По мнению Никиты Михалкова, Каннский приз картине «свидетельство жизнеспособности нашего кино, разного и многоликого».

Приз Канна — 2014 «Левиафану» означает еще и то, что Звягинцев сохраняет свой уникальный статус: режиссера, чьи фильмы всегда привозят награды с больших фестивалей («Возвращение» — из Венеции; «Изгнание», «Елена», «Левиафан» — из Канн).

Приз фестиваля за режиссуру получил американец Беннетт Миллер. Его Foxcatcher («Охотник на лис») — фильм, где под видом спортивной драмы рассказана история жесточайшего психологического поединка между героями, — также числился в фаворитах. «Известия» предрекали ему награду за лучшую мужскую роль, и действительно, выйдя на сцену, Миллер первым делом поблагодарил исполнителей трех основных ролей: Чаннинга Татума, Стива Карелла и Марко Руффало — за безукоризненную и точную работу.

Но мужская актерская «Пальма» досталась британцу Тимоти Споллу — исполнителю главной роли в замечательном «Мистере Тернере» Майка Ли. К этой роли он готовился несколько лет, занимаясь живописью и изучая мельчайшие подробности из жизни своего героя. Благодарственная речь Сполла оказалась самой длинной и самой взволнованной за всю церемонию. Он рассказал, в частности, что, когда 18 лет назад в Каннах победил другой фильм Майка Ли с его участием — «Тайны и ложь», — он не мог приехать на фестиваль, потому что проходил курс лечения от онкологии.

— И, вот, я выжил, я здесь, и в руках у меня приз! — завершил свою речь Сполл, сообщив также, что предложение срочно вернуться в Канны и присутствовать на церемонии застало его в воскресенье утром за самым прозаическим занятием: он у себя дома пробивал засор в водопроводе и был весь перемазан какой-то жирной дрянью.

Манера фестиваля созывать победителей, которые ко дню церемонии, как правило, уже покидают Канны, буквально за несколько часов до вручения призов, — это, конечно, жестко. Но так происходит из года в год, и почти все успевают к красной дорожке.

Однако Джулианна Мур в этом году не успела, а, скорее всего, даже не ожидала, что женская актерская «Пальма» достанется именно ей: за роль истеричной стареющей голливудской звезды в «Звездной карте» (Maptostars) Дэвида Кроненберга.

Гран-при фестиваля получила итальянка Аличе Рорвахер за свою пастораль «Чудеса». («Известия» предсказывали, что Джейн Кэпмион не оставит этот фильм без награды, но то, что «Чудесам» достанется второй по значению приз фестиваля, все-таки неожиданность).

Жюри разделило свой спецприз между самым молодым и самым маститым участниками конкурса: этой награды удостоились Ксавье Долан и Жан-Люк Годар.

«Мамочка» (история отношений 45-летней, яркой, женщины и ее сына — трудного подростка) пятый по счету фильм канадца Ксавье Долана, который в свои 25 лет имеет уже внушительный список побед. Внешность и харизма, наверняка, в самое ближайшее время превратят его в режиссера-звезду.

83-х летний Жан Люк Годар, чей фильм «Прощай, язык» — по сути, констатация смерти того киноязыка, на котором говорило поколение Годара, — в Канны не приехал. И в его судьбе этот приз вряд ли многое значит.
Tags: Россия, искусство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments